up
Все теги  

История отечественного образования

Современные историки выделяют три периода развития отечественного образования:

I период: X–XVIII вв. – церковно-религиозная педагогика;

II период: XVIII в. – вторая половина XIX в. – государственная педагогика;

III период: вторая половина XIX в. – 1917 г. – общественная педагогика.

Церковная педагогика характеризуется преобладанием церкви и ее мировоззрения в народном образовании.

Государственная педагогика: оттеснив церковь, государство непосредственно занимается вопросами народного образования, которое отныне должно следовать государственным интересам, готовить профессионалов для государственной службы. Образование должно быть сословным: давать образование в меру, каждому сословию – свой тип образования. Также каждое сословие должно иметь свою школу. Характерными чертами этого этапа развития отечественного образования стали: государственность, профессиональность и сословность. Государство очень нуждалось в образованных людях, поэтому и взяло вопросы развития образования под свой строгий контроль. Но как только стало понятно, что слишком интенсивное развитие образования грозит существующему политическому и социальному укладу жизни, – стало сдерживать его.

Период общественной педагогики. Этот период развития отечественного образования имеет свои особенности. В это время государство по-прежнему имело сильное влияние на судьбу образования, однако, становится весьма заметным и влияние общественности. Земства, общественные организации, деятели просвещения внесли значительную лепту в развитие образования. Главное требование общественности в это время заключалось в том, чтобы предоставить возможность получить хорошее образование всему народу.

А для этого недостаточно было открыть школы – стало очевидным, что без развития педагогической науки, издания педагогической литературы, собраний, съездов педагогов – образование в России не сможет быть достойным. И все это создавалось не правительством, а обществом.

Церковно-религиозная педагогика

Церковно-религиозная педагогика характеризуется господством церкви в просвещении народа, что нашло свое отражение в содержании и организации образования: изучали церковные книги, а учителями были духовные лица. Люди учились для того, чтобы лучше понимать церковные службы и приблизиться к Богу. Церковное образование было единым для всех: богатых и бедных, мальчиков и девочек.

Педагогическая система Древней Руси практически все свои постулаты заимствовала из Библии. Но Библия – это собрание многих различных книг с неодинаковыми педагогическими началами. Педагогика Ветхого Завета – это суровый патриархат, где все права принадлежат главе семьи, который порой довольно жестоко относится к домочадцам, полностью подчиненным главе дома. Их личности малоценны и ничтожны.

В новозаветной христианской педагогике совсем другие принципы – это любовь, кротость, ценность каждой человеческой личности. Дети имеют не только обязанности, но и права. Отличается и организация христианской семьи: теперь отношения строятся не на началах подчинения и строгости, как в ветхозаветной семье, а на принципах любви, взаимной помощи, относительного равенства и свободы всех членов семьи.

В древнерусской жизни господствовал патриархат, и его практически безоговорочно поддерживала педагогическая теория: варварский взгляд на женщину, идеал отца, подавляющего самостоятельность детей, суровая необходимость домашней дисциплины – вот некоторые основные принципы педагогической теории, которые были полностью заимствованы из Ветхого Завета. Поддерживалось суровое отношение родителей к детям: отец, не бойся всячески учить и наказывать детей – суровое отношение к детям не только не противоречит отеческой любви к ним, но, наоборот, свидетельствует о любви. Поэтому из любви к сыну не оставляй его без наказания: если накажешь его розгою, он не умрет. И хотя в это время в Древней Руси были известны поучения о любви христианской, о том, что без любви все добродетели ничто, что человек может спастись не исполнением внешних обрядов, но истинно христианской доброй жизнью, господствовал в древности все же ветхозаветный идеал.

История воспитания в России

Постепенно на Руси выкристаллизовывались основы воспитания детей, под которыми подразумевался процесс, обеспечивающий преемственность поколений и закрепление опыта, накопленного предыдущими поколениями.

При рассмотрении проблем воспитания в историческом аспекте возникает целый ряд вопросов: какие факторы определили характер воспитания? В чем состояло содержание воспитания? От чего зависело это содержание? Какими методами, средствами осуществлялось воспитание?

Представляется необходимым проследить, какие педагогические идеи влияли на практику воспитания, какие из них вышли за рамки своего времени и сохраняли свою значимость долгие годы.

На протяжении многих веков, когда еще не было специальных воспитательных заведений, а немногочисленные школы мало что значили в воспитании, не существовало четко сформулированной педагогической теории, возрастало влияние других факторов на воспитательный процесс. Влияние природно-исторического пространства, социальной среды, видов трудовой деятельности, семьи, религии, народного искусства было огромным, и без изучения этого влияния невозможно выявить своеобразие такого многогранного явления, как воспитание детей у русского народа. Поэтому история воспитания – это междисциплинарная область знаний, развивающаяся на стыке различных наук о человеке.

Для педагога очень важно иметь полное представление о традиционных основах воспитания. Ведь учитель и его ученики живут в определенной этнической среде, взаимодействуют с детьми – носителями национальной ментальности и без ее учета невозможно надеяться на успех школьного воспитания. Это важно и сегодня, ведь в наше время трудно найти моноэтническую школу в России, а это, несомненно, усложняет задачу воспитания толерантности – терпимости к окружающим, признания права каждого человека на индивидуальность.

Этнопедагогика

Этнопедагогическая культура складывалась в России, основываясь на особенностях русского этноса. Ее сущность отразилась в выборе идеала, содержания, средств, методов воспитания детей; в этических воззрениях, передаваемых ребенку и регулирующих его взаимоотношения с окружающим миром природы и людей.

Чтобы понять сущность этнорусской педагогики, необходимо, прежде всего, дать четкое определение понятию «этнопедагогика». Этнопедагогика стала развиваться с середины XX в. как специфическая область научно-педагогического знания (Г.С. Виноградов, Г.Н. Волков). Но особую роль этнопедагогики осознали еще в XIX в., когда начались поиски национальной идеи в школьном образовании. Не следует забывать, что этнопедагогическая практика уходит своими корнями в глубокую древность и известна как народная педагогика. Содержание народной педагогики раскрывается Г.С. Виноградовым, который считает, что у народа были и есть известные представления, взгляды на жизнь, на воспитание и обучение появляющихся новых поколений, цели и задачи их воспитания и обучения. Их совокупность и взаимосвязь и дают то, что следует назвать народной педагогикой.

Народная педагогика, отмечает Г.Н. Волков, – это совокупность педагогических сведений и педагогического опыта, сохраняющихся в устном народном творчестве, обычаях, детских играх и т.п. По мнению Г.Н. Волкова: «Сила народной педагогики – не в авторитетных именах и плодотворных теориях, а в авторитетных мыслях и плодотворных результатах».

Под влиянием особенностей всего уклада жизни исторически складывались взгляды людей на воспитание. Среди этих особенностей можно отметить:

·        исторические и географические условия;

·        характер трудовой деятельности;

·        особенности быта;

·        систему взаимоотношений между людьми;

·        традиции, обычаи, обряды.

Все эти реалии по отношению к подрастающему поколению выступают в педагогической роли, являются важной составляющей частью народной, этнической системы воспитания.

Крестьянство – самое многочисленное сословие в России (около 80% всего населения в XIX в.) – было создателем, носителем и хранителем национальной культуры. Оно выработало и свою воспитательную систему.

Итак, важно отметить, что, когда мы говорим о народной педагогике, то имеем в виду два ее пласта. Первый пласт – это то, что можно назвать средой обитания ребенка: природа, быт, условия жизни, виды трудовой деятельности и т.п. Второй пласт – собственно педагогический: воздействие взрослых людей на ребенка с целью передачи ему какого-то знания (через фольклор, религию, игру, обычай). Оба эти пласта одинаково значимы, и без знания их невозможно понимание народных основ воспитания.

В связи с этим, необходимо привести типичные черты народной педагогики, выделенные Г.Н. Волковым:

·        творцом ее является не отдельный автор, а сам народ, поэтому ее можно назвать анонимной;

·        эта педагогика основывается на неосознаваемой, подсознательной сфере психики, она бытует в силу традиции, обычая, авторитета старших;

·        отсутствует письменное закрепление педагогических установок, они воспроизводятся механически;

·        педагогические и нравственные нормы обязательны для каждого, независимо от материального достатка и социального положения.

Необходимо помнить, что длительное проживание по соседству разных народов, общность природных условий и исторических судеб привели к созданию некоторых общих моделей организации своей жизни и поведения, а также воспитания детей. Поэтому в этнорусской педагогике отразились и некоторые общие черты воспитания других народов России.

Появление грамотности на Руси

История древнерусского просвещения начинается с летописного известия о том, что киевские князья Владимир и Ярослав начали строить в городах церкви, собирать в них для учения детей и обязали приехавших из Византии священников обучать детей.

В это время просвещение целиком оказалось в руках восточно-христианской церкви. Связано это с проникновением в Древнюю Русь византийского духовенства. Возникло сразу множество проблем: для церковной службы потребовалось перевести греческие книги на язык славян, появилась необходимость создания славянской азбуки.

Свою письменность славяне пытались создать давно. Так, первыми знаками, применявшимися при счете, были «черты» и «резы». Они состояли из прямых линий, и с их помощью можно было сосчитать и записать сумму налога, составить календарь.

Византийский ученый-философ Константин, который в монашестве принял имя Кирилл, взялся за нелегкий труд создания славянской азбуки. Ему помогал старший брат – Мефодий. Азбука создавалась первоначально для жителей славянского княжества Моравии. Так началась работа над азбукой. Константин выделил из живой славянской речи все ее звуки. Затем ему предстояло найти для каждого звука свою букву. Часть букв он приспособил из греческого алфавита, придав им несколько иную, более округлую форму. Возникли и трудности с изобретением букв для таких звуков славянской речи, как Ж, 3, Ц, Ч, Ш, Щ, Ю, Я. Для некоторых из них не существовало буквенных обозначений ни в латинском, ни в греко-византийском алфавитах. И тогда Кирилл изобрел для этих звуков новые буквы. Первая азбука получила название «глаголица», что означает «говорящая», а более поздняя – «кириллица», в память о Кирилле. В конце IX в. славянская азбука пришла на Русь.

Византийское духовенство, переводя церковные книги на славянский язык и распространяя таким образом знание славянского алфавита, положило начало древнерусской письменности и литературной разработке древнерусского языка. В то же время церковное зодчество давало местному населению первые представления об архитектуре, живописи и других искусствах. Сначала обучением детей занимались греки, потом выучившиеся у них русские священники. Через некоторое время учителями стали, перенявшие у священников учительскую науку дьячки и миряне – «мастера» грамоты. Церковное образование охватывало всех: учился не только тот, кто собирался стать священником, но и всякий, кто хотел и мог. Князья, кроме того, иногда вдобавок к церковно-богослужебному образованию изучали иностранные языки.

В России постепенно стал появляться круг не только грамотных, но и просвещенных людей, любивших книги и науку, получивших образование, скорее всего, путем частного обучения и занятий с помощью учителей-греков.

Особенностью духовенства в России являлось то, что оно не было замкнуто в своем сословии, не передавало свою профессию по наследству. Духовенство выходило из народа, хотя дети церковников и могли продолжать деятельность своих отцов. Для подготовки духовенства не было особых училищ, будущие священники учились, как и все другие, у грамотеев-мужиков, у мастеров грамоты или же у своих отцов. У мастеров духовенство училось искусству служить церковные службы (вечерню, заутреню и др.), служить наизусть, а не отправлять их по богослужебным книгам, так как было малограмотно. Получить лучшую подготовку было просто невозможно, потому что более образованных, более просвещенных учителей взять было еще неоткуда.

Виды обучения

Главными деятелями народного просвещения и подготовки духовенства на Руси были мастера грамоты. Как правило, это были крестьяне, делавшие из обучения грамоте промысел. Даже царевен учили мастерицы, состоявшие в дворцовом штате. Кроме собственно мастеров, обучением занимались дьячки, иногда монахи, были еще и мастера пения, которые ходили по городам и учили церковному песнопению.

Школы мастеров были чрезвычайно низкого уровня. Вследствие низкой степени образования в народе мало-помалу начало распространяться мнение, что чтение не дело мирян, а в XVI в. стали даже побаиваться чтения, а если находились любознательные люди, их отговаривали, замечая: «Не чтите книг многих, чтобы не сойти с ума и не впасть в ересь». Поэтому особо ревнивым просветителям приходилось защищать книги и доказывать их пользу. Сохранилось немало наставлений и даже поучений XV в. о почитании книжном, которые обыкновенно помещались в предисловии к различным сборникам.

Так как почитание книжное, любовь и охота к чтению и списыванию книг процветали только в монастырях, в народе так привыкли к этому, что считали чтение книг прямо и исключительно «черническим делом». И действительно, в больших монастырях иноки были истинными книжниками, обладавшими большой начитанностью.

Мастера грамоты на Руси появились еще в начале XIII в., но их можно было встретить и в XIX в.

Другой орган древнерусского просвещения – школа. Они возникли при монастырях, церквах, у епископов. Чаще всего в России строил школы приход (на Западе России, в Малороссии), это были общинные, приходские школы. В них учились немногому – читать и писать (чтению священных книг, заучиванию их наизусть). В Великороссии школы обычно были семейные и располагались в домах учителей. Первоначально обучение в них мало чем отличалось от обучения у мастеров грамоты и дьячков. Лишь с XVII в. школы начали расширять и усложнять учебный курс и совершенствовать приемы обучения.

Обучение детей и у мастеров грамоты, и в школах было тяжелым делом, требовавшим больших сил и времени.

Чтению учились по азбукам и букварям – славянские буквы сложнее русских. Буквы назывались по-старинному: аз, буки, веди... Преобладал буквослагательный способ обучения чтению – малопонятный и неудобный. Лишь в XVII в. начали появляться буквари с приемами звукового способа произношения, за буквами следовали слоги. Осложняло освоение азбуки множество различных надстрочных знаков, служивших для обозначения ударения в словах; к ним прибавлялись еще знаки препинания со своей системой правописания. Все книги были рукописными, причем в старину слова писались слитно, не отделяясь друг от друга.

В буквари включались также молитвы, заповеди, псалмы, душеспасительные нравственные наставления и толкования непонятных славянских слов, в них могли входить и цифры до 10 000. Буквари и азбуки имели, таким образом, довольно разнообразное содержание.

Учащиеся не овладевали всем содержанием книг, часто будущие священники едва могли прочесть Псалтирь, а о выразительном чтении и говорить было нечего.

Особый этап в истории отечественного просвещения связан с началом книгопечатания. В 1564 г. в Москве была напечатана первая книга. В 1574 г. была издана славянская «Азбука» Ивана Федорова, которая занимает особое место среди учебных книг, так как она была первой печатной светской книгой. За нею последовали буквари других авторов: Симеона Полоцкого, Кариона Истомина и др.

В царской семье с большим успехом проходило обучение по картинкам (потешные книги). Так, отечественную историю дети узнавали из книг, которые были составлены из картинок с подписями (1639 г.).

Потешные книги были двух видов. Одни – нечто вроде художественной энциклопедии. В них были помещены картинки с изображением обыденной работы, например, иллюстрации сельских работ, также изображения птиц, зверей, городов и др. Под картинками – объяснения изображенных предметов. Другие потешные книги содержали повести, рассказы, сказки с картинками.

После завершения изучения азбуки ученики приступали к усовершенствованию чтения по Псалтири и другим «божественным книгам».

sendgrid